с. Владимировка Владимировского сельского поселения

с. Владимировка Владимировского сельского поселения

Важную роль в заселении и освоении нашего Белгородского края сыграло переселение сюда с реки Оки – границы Русского государства. В конце XVI века здесь были построены города-крепости: они играли роль южных постов русского государства и располагались вблизи основных татарских дорог, преграждающих крымским татарам путь на север. Появление городов-крепостей способствовало освоению и заселению южных пространств. Предприимчивые русские люди пробирались в наши края, промышляя охотой на зверя, рыбной ловлей, занимаясь бортничеством.

Об освоении и заселении земельных пространств Владимировки, свидетельствуют доклады Курской губернской Земской управы. Обоянский уезд, как слабо населенная окраина Российского государства обладал массою пустопорожних и «диких» земель. А так как строгой паспортной системы, подобно ныне существующей не было, а правительство, в особенности во времена введения подушной подати заинтересовано было в заселении этого края, то можно предположить, что при коренном населении из служилого сословия, оно составляло в течение 16 столетия колонизационный пункт, здесь селились и занимали «дикую» землю, частью с разрешения правительства, а частью контрабандой, все те, кому становилось тесно на месте его первоначального жительства.

Частичкой белгородской области является Владимировка, старинное село, находящееся недалеко от автомагистрали Москва-Симферополь. На территории современной Владимировки когда-то существовала деревня Богдановка. Эти две деревни (Владимировка и Богдановка) располагались восточнее русла речки Солотинки, по склонам лога, в котором брал начало правый приток Солотинки – ручей Солотинский Ржавец. Происхождение этих гидронимов, т.е. названий водоёмов, по словарю В. И. Даля объясняется так: «СОЛОТЬ, СОЛОТИНА – вязкое, жидкое, стоячее, кислое и ржавое болото, на твёрдой подпочве, без трясины»; «РЖАВЕЦ – железистый ручеёк из ржавого болота; местами РЖАВЦЕМ зовут вообще ключ, родник, ручей».  Население деревень пополнялось за счёт переселяемых с Украины крепостных крестьян, от которых, вероятно, и пошло второе название Владимировки – Кулешовка (от украинского слова «КУЛЕШ», «КУЛИШ» - крупяная или мучная похлёбка, или жидкая каша-размазня).

История Владимировки до настоящего времени не являлась предметом специального исследования и отдельно не изучалась. Поэтому очень малоизвестно о далёком прошлом нашего села.

Наиболее ранее из выявленных краеведами упоминаний о деревне Владимировка (Кулешовка) относится к 1719 году. По сообщению исследователей И.П. Бабина (г. Москва) и М.М. Озерова (г. Ростов-на-Дону), оно содержится в «Сказках однодворцев Середнего и Дальнего станов Карповского уезда Белгородской провинции Киевской губернии» (эта информация требует дополнительной проверки по первоисточнику).

Следующее по хронологии упоминание о Владимировки и соседней деревне Богдановка содержится в материалах Генерального межевания 1780-х годов (в 1782-1783 гг. они указаны как смежные с селом Курасовка). Тогда эти деревни, вместе с соседним селом Вознесенским (ныне Вознесеновка), где находилась приходская церковь Вознесения Господня, принадлежали дворянам Нарышкиным.

Упоминание о Владимировки встречается в Справочной книге о церквях, приходах и притчах Курской епархии за 1908 год. В 1789 году в Вознесеновском построили деревянную церковь Вознесения, к которой относились 4 благочинные округа с одним престолом и количеством православных 987 человек. В состав приходцев входили деревни Богдановка и Владимировка, располагавшиеся в трёх верстах от церкви.

Служащим в церкви являлся священник Елисеев Алексей Павлович, который имел образовательный ценз воспитанника семинарии и был введён в сан священника в 1904 году. О чём свидетельствуют архивные данные «Просьба изходатайствовать изъ Курской губернии Обоянского уезда Курасовской волости села Вознесеновского, метрическую выпись на детей, принадлежащих Ивану Захаровичу Захарову на сына Алексея, родившегося в 1904 г. марта 15 дня и дочь Ульяна, родившаяся в 1906 г. июля в последних числах.

Крещены священником Алексеем Елисеевым бывшего того времени, так как метрическая выпись весьма требуется.

Ответ: В.Н Теренчульский Волостной Рев комитет доносит, что дети крестились в Вознесеновсксй церкви Курасовской волости Обоянского уезда Курской губернии Священником Алексеем Елисеевым марта 28 дня 1910 года .

Также служащим в церкви являлся жалобщик Медведев П.Ф, с казенным содержанием 392  р. К церкви относилось 33 десятины полевой земли.

После строительства церкви, названной в честь престольного праздника широко празднуемого не только в Вознесенском, но и на Руси, село получило название Вознесеновка.

О данном периоде истории села Владимировка почти ничего не известно.

По всей видимости, оно также как и окрестные селения являлось государственным селом, вплоть до 19 века. История развития Владимировки тесно связана с историей Вознесеновки.

К началу 19 века Россия стала одним из самых могущественных государств Европы. И сокрушить могущество России, захватить её богатства, покорить её народ не раз мечтали чужеземные захватчики. Вначале 19 века грозная опасность нависла над нашей страной: император Франции, Наполеон покоривший почти всю Европу, двинул свои полчища на Россию.

В июне 1812 года многотысячная армия вторглась в пределы Российского государства. Но уже в ноябре незадачливые покорители мира убрались восвояси.

За участие в войне с Наполеоном и успешное ее завершение Александр 1 наградил усадьбой генерала царской армии, статского советника Адриана Прокофьевича Устимовича. Усадьба располагалась на территории села Вознесенское, в которую входили села Вознесенское, Владимировка, Богдановка, хутор Горки.

Ему также принадлежало 3000 десятин пашни, 540 десятин леса, луговые уголья, река Солотинка и 2000 крестьянских душ.

Недолго прожил Адриан Прокофьевич в своём поместье и после его смерти, усадьба перешла к племяннику Константину.

Константин Николаевич – последний помещик из рода Устимовичей, но в то же время наиболее известный из этой фамилии. Он родился в далёком 1837 году в Обоянском уезде Курской губернии в селе Вознесеновка.

Среднее образование Константин получил в частном пансионе Эннесе в Москве, который окончил в 1854 году. В этом же году поступил на медицинский факультет Московского Университета и окончил его в 1859 году со знанием лекаря и уездного врача. После окончания университета переехал в родное имение, где занимался лечебной практикой. Врачевал молодой доктор не только людей богатых. Но и простых крестьян со всей округи, к тому же бесплатно.

Несколько раз выезжал за границу для дальнейшего обучения медицине и для собственного усовершенствования. В течение 1860 – 1861 годов он посещал лекции в Гейдельбергском университете, занимаясь анатомией, физиологией и химией. В 1863 году изучал в Вене физиологию и физику. В 1860 – 1872 годах работал в лаборатории профессора Людвига в Лейпциге.

Докторские экзамены в Харьковском университете, в 1871 году представил в Петербургскую медико-хирургическую академию диссертацию на тему «Экспериментальные исследования теории мочеотделения», которую с успехом защитил.

В январе 1874г. Устимович получил звание приват-доцента на кафедре физиологии ветеринарного отделения медико-хирургической академии. Представленные им работы для получения этого звания получили высокие отзывы профессора И. Ф. Циана и других видных специалистов - современников.

В мае 1874 года Устимович был представлен на открывшуюся вакансию экстраординарного профессора по ветеринарному отделению для преподавания физиологии. Лекции по физиологии он начал читать в январе 1875 года, а в июне того же года был назначен адъюнкт-профессором кафедры физиологии ветеринарного отделения медико-хирургической академии. Возглавив кафедру, Устимович занялся оборудованием лаборатории. Помощником по кафедре стал Иван Петрович Павлов, который окончил университет, поступил на III курс медико-хирургической академии.

О том, что К. Н. Устимович был учителем великого Ивана Павлова, будущего знаменитого ученого, нобелевского лауреата, свидетельствует тот факт, что на Павловских работах по кровообращению отразились идеи и терминология Устимовича. С помощью нашего земляка Константина Николаевича, Павловым были сделаны первые значительные шаги в большую науку. Устимович проработал с Иваном Петровичем 4 года, а затем в 1879 году покинул академию, переехав в Вознесенское.

В течение долгого времени Устимович был крупным земским и общественным деятелем. Много лет он являлся губернским гласным Земской управы от Курской губернии и в качестве такового участвовал в работе Курского губернского земского врачебного Совета.

Но помимо того, что Устимович являлся профессором военно-медицинской академии, видным ученым, он был еще и членом Государственной Думы, делегатом II съезда РСДРП.

Константин Николаевич многим обязан жене – Юлии Ксешинской, которая в свое время была известной певицей. Но, сорвав голос, переехала жить в усадьбу и в отсутствие мужа следила за состоянием усадьбы и воспитывала детей. В семье Юлии и Константина было пятеро детей – сын Юрий и четыре дочери: Ольга, Любовь, Инна и Мария.

Устимовичи жили в двухэтажном особняке, обложенном кирпичом. Вокруг дома был большой и красивый сад, в котором росли яблони, груши, а также экзотические растения и кустарники, которые Константин Николаевич завез из Крыма. До сих пор сохранились липовые аллеи, а также барбарис, папирус, которые не встречаются в нашей местности.

В барском поместье Устимовичей красовалась беседка, расположенная над водоемом, имелись колодцы, озеро, мельница. На усадьбе находились две конюшни. Рядом с домом стояла церковь, ее последним служителем был отец Елисей, в доме которого располагалась начальная школа.

Помимо садоводства, Устимович занимался охотой. В живописных местах Владимировки зверья было видимо – невидимо. Лишь только болото кишело куропатками и совами, дикими утками и гусями. В лесах водились дикие кабаны, лоси, косули, волки, лисы и множество диких зверей.

Чтобы поохотиться на них, в устимовские богатые места приезжали из соседних поместий, из столицы и даже из-за границы, о чем свидетельствуют фотографии. Это говорит о том, что Устимович занимал высокое положение в обществе, к его словам прислушивались даже в правящих кругах. К тому же брат Константина являлся курским губернатором.

19 февраля 1861 года вышло положение об отмене крепостной зависимости. Помещики отрезали лучшие земли крестьян, заставляли их выкупать свою землю. Крестьяне получали 2-3 десятины земли на ревизскую (т. е мужскую) душу. До выкупа крестьяне отбывали оброк и барщину у помещика, платили государственную подать, вносили мирские и земские сборы, несли расходы по строительству и ремонту дорог, мостов, гатей и т. д.

То время было тяжелым для крестьян, так еще с 1839 по 1840 гг. жители села перешли на общинную форму землевладения и поделили землю на душу населения, заручившись, таким образом, общинной взаимопомощью и взаимоподдержкой. Это больше привлекало жителей села по сравнению с четвертным землевладением, которое было во Владимировке до 1839 года.

По статистическим сведениям 1860-х годов, в эпоху отмены крепостного права во Владимировке насчитывалось 49 дворов, 507 жителей, а в Богдановке – 28 дворов, 250 жителей. Ближайшие пункты регулярной ярмарочной торговли располагались в слободах Пена и Павловка, а также в заштатном городе Богатом, т.е. на довольно далёком расстоянии. Зато всего в трёх-четырёх верстах  проходило оживлённое Курско-Харьковское шоссе с Зоринскими постоялыми дворами, а на расстоянии 14 вёрст располагался уездный город Обоянь.

По более поздним данным земской переписи 1882 года, во Владимировке имелось 84 домохозяйства с 98-ю избами, где проживало 560 человек (286 душ мужского пола и 274 души женского пола), из которых было лишь 2 грамотных. Жителям Владимировки принадлежали 174 лошади и 58 жеребят, 94 коровы и 30 телят, 606 овец. В Богдановке было 44 домохозяйства с 50-ю избами, 296 жителей (142 души мужского и 154 – женского пола), из них 1 грамотный. Во владении жителей Богдановки числилось 127 лошадей, 29 жеребят, 66 коров, 45 телят, 400 овец. Пчеловодством во Владимировке занимались 4 двора, державших в совокупности 74 пчелиных колодки, а жители Богдановки на тот момент пчёл не разводили вообще (для сравнения: в селе Новеньком в том же 1882 году из 224 домохозяйств, пчеловодством занимались 47, имевших 914 колодок). Ближайшая школа находилась от Владимировки в 3-х верстах в волостном селе Курасовка, зато в самой деревне имелся кабак. Во Владимировке и Богдановке вместе насчитывалось 17 мелких кустарных «промышленных заведений». Сельские доходы по обеим деревням составляли 50 рублей, сельские расходы – 173 рубля, а недоимки на 1 января 1882 года числилось на сумму 24 рубля.

Поскольку Устимович являлся делегатом II съезда РСДРП и членом Государственной думы, в 1914 году, после возвращения в Петроград, Константин Николаевич участвовал в работе Государственной думы и II съезда РСДРП. Он знал многих видных людей, таких, как Сеченов, Боткин, с которым сделал впервые операцию на грыже. А также был знаком и переписывался с такими учеными – медиками, как Сибури и Джонсон и пользовался у них авторитетом, о чем свидетельствует письмо:

«Позволим себе Вам послать настоящее письмо, так как думаем, что Вы сторонник принципа отвлечения болезней, которые могут быть устранены посредством внешнего лечения. Достигнутые результаты этого лечения тем более ценны, что они устраняют у больного желудочные и кишечно-гастритные расстройства, которые могут возникнуть при внутреннем лечении. Нет более простого, чистого и богатого целебными свойствами средства, как современные каучуковые пластыри, из которых самый лучший и усовершенствованный – Бенсонъ, образец которого прилагаем. Действие его только механическое, как действие обыкновенного пористого пластыря, но также представляет из себя медицинский пластырь, тщательно изготовленный, заключающий в себе богатые медицинские качества значительно помогающие от ревматизма, невралгии, ломоты в бедрах, боли в пояснице, воспалении легких, при различных вывихах. Наш пластырь Бенсонъ был прописан с успехом, как в Америке, так и в Европе лучшими докторами. Позволим себе обратить на это ваше внимание, надеясь, что Вы используете случай попробовать на Ваших пациентах этот способ лечения».

С глубоким почтением Сибури и Джонсон.

Старожилы часто вспоминают барина как добрейшего человека. О тех славных временах Виктор Федорович Кременев ( 1923 – 1994 гг. годы жизни ), сын Федора Кременева, который работал кучером у Устимовича, написал стихотворение : «Здесь был рай».

В честь Константина Николаевича Устимовича жители имения, называли усадьбу Устимовкой.

Хутор Гладилино располагался на возвышенном холме и назван в честь землевладельца В. Г. Гладилина. Здесь он посадил фруктовый сад – 10 десятин, построил большой дом с надворными постройками.

Во времена крепостного права земли деревень Владимировка и Богдановка, хутор Гладилино принадлежали как дворянину К. Н. Устимовичу, обоянскому землевладельцу В. Г. Гладилину, жене надворного советника А. Н. Петровой, жене инженера-технолога Н.В. Гудшон, землевладельцу Александру фон Рамму и относились к Курасовской волости Обоянского уезда.

В начале шестидесятых годов ХIХ века правительство нашей страны вынуждено было приступить к разработке проекта реформ школы (как составной части буржуазных реформ 60-70 годов). В 1864 году было утверждено «Положение о начальных народных училищах». Перед начальной школой ставилась задача утверждать в народе религиозные понятия. Был введен единый учебный план, который включал закон Божий, чтение церковных и гражданских книг, счет (арифметические действия) церковное пение. Развитие начальной школы 60 –70 гг. тесно связано с деятельностью земств.

За 1865 –1974 гг. в 34 губерниях, в том числе и Курской, где были учреждены земства, сеть начальных школ значительно увеличилась. В Земских школах не только обучали чтению, но и давали сведения по естествознанию, географии, истории.

В 1874 году правительством было утверждено новое «Положение о начальных народных училищах», которое действовало до 1917 года. С 80-х годов правительство и церковь усиленно насаждают церковно-приходские школы как наиболее благонадежные.

Такая школа была открыта и в Вознесенском. Школа была смешанной, где занимались мальчики и девочки. Учили детей грамоте учительница и законоучитель, священник. В эту школу ходили и дети из Владимировки, т. к. в это время в селе не было своей школы. Но все же численность учащихся была очень низкой. Это явление можно объяснить тем, что дети помогали родителям летом в поле, а зимой ухаживали за животными.

Ведь главным ядром хозяйства всегда служил надел. Большая часть крестьян имела наделы и занималась на них земледелием и скотоводством. Свои наделы крестьяне обрабатывали вручную с применением лошадей, поэтому основным занятием являлось хлебопашество. На небольших «клочках» земли крестьяне выращивали рожь, овес, пшеницу, просо, картофель, капусту, огурцы, помидоры, гречиху, морковь, а также технические: коноплю и лен, которые давали возможность крестьянам обуть и одеть себя. А урожаи убирали серпами вручную.

Земля под парами не удобрялась, и обработка пара начиналась не раньше 29 июня. Вспашка же проводилась на 1-2 вершка. Поэтому урожай хлебов на крестьянских полях был ниже, чем на помещичьих. Так, например, в 1882 году крестьяне сняли урожай пшеницы, не превышающий пяти четвертей с десятины (5-6 ц.) между тем, как в помещичьем хозяйстве он составил 8 четвертей (10-12 ц.) с десятины.

Более половины крестьян имели наделы, неспособные прокормить семьи, поэтому крестьяне прибегали к различным заработкам, а также к аренде земли у Устимовича за отработки. Так, помещиком было сдано в аренду 154 десятины под озимые и 153 десятины под яровые: а также 108 десятин неудобной земли.

Без надельные крестьяне вели хозяйство на купленных или арендованных участках, но их было сравнительно малое количество. Недостаток в земле и невыгодность аренды заставляли крестьян отыскивать себе различные заработки для пополнения бюджета. В том числе наниматься на постоянную работу к местному помещику Устимовичу.

В имении помещика насчитывалось 2747 десятин земли, 1388 десятин которой занимала пашня, засеянная сельскохозяйственными культурами. Главное место среди них занимала пшеница, под которую отводили 232 десятины, а свеклу выращивали на 150 десятинах, т. к. в соседнем селе Ивне с 1853 года имелся сахарный завод.

Под остальные культуры оставляли 286 десятин, среди которых рожь (113 дес.), овес (100 дес.), гречиха (50 дес.), просо (21 дес.), картофель (2 дес.), а вот выращивание гороха и ячменя помещик не практиковал. Обработку барской земли крестьяне осуществляли инвентарем помещика, в котором насчитывалось 24 плуга, 4 сеялки и 2 молотилки.

Обработка осуществлялась по принципу четырехполья. Но зерновые культуры были посажены лишь на двух полях, т.е. 1,3, а 2 и 4 оставляли под пар.

Для повышения плодородия земли и увеличения урожайности на помещичьи земли, вывозили навоз, часть из его собственного хозяйства, а часть покупали у жителей села. Так, за 1883 год Устимович вывез на 100 десятин 160 000 кг. Органического удобрения, из которого 10 000 кг купил у населения.

Кроме пахотной земли помещику принадлежало 19 дес. лугового сенокоса, 869 дес. полевой и выгонной земли, среди которой было 54 дес. неудобной земли.

Имение славилось лесами, расположившимися на 400 дес. земли. Строевой лес занимал 281 дес., а дровяной – 119 дес., а заросли кустарника – 31 дес.

Лес был не только кормильцем для жителей села, но и защитником. Он обогревал и одевал. Все нужное человеку, например, дом, мельница, баня, соха, сани, ложка, лапти, сундук или детские игрушки – все делали из дерева. Оно во все времена было прекрасным строительным материалом: прочное, легкое, удобное в обработке. Для постройки домов использовали твердые породы древесины, которые росли в лесу помещика, такие, как ель, сосна, дуб и другие. А вот для изготовления детских игрушек, которые были почти у всех ребятишек, использовали мягкие породы дерева. Из них особым способом ножами вырезали деревянных коней, петушков, кукол, зайчиков, белочек и многое другое.

Частенько жители села ходили в лес за лыком, из которой зимой плели лапти. Но чаще лыку заменяли пенькой, которую получали из конопли, выращиваемой на огородах.

Вторым важным направлением в развитии сельского хозяйства села было животноводство. Наиболее развитыми его отраслями было производство крупного рогатого скота. Так, на 1883 год в 151 доме крестьян насчитывалось 233 лошади, 99 жеребят, 167 коров, 123 теленка, 780 овец, 176 свиней. А в двух дворах даже занимались разведением пчел численностью 35 колодок. В своих хозяйствах крестьяне имели коз, кур, гусей, уток и другую живность. Таким образом, можно сделать вывод о том, что появляются семьи, имеющие пару лошадей, несколько свиней, коров и более 5 овец. В таких семьях, как правило, на одной лошади работали в поле, а на другой выезжали на праздники, ярмарки.

В имении помещика тоже занимались разведением крупного рогатого скота, среди которого насчитывалось 17 лошадей, 5 из которых были рабочими, а 12 упряжными, на них семья Устимовичей выезжала по окрестностям, по праздникам на ярмарки или в гости.

Для работы в поле Устимович выращивал 27 волов, на которых пахали землю, перевозили урожай с полей к усадьбе помещика и выполняли тягловые работы. Из продуктивного скота разводили 11 коров, 19 телят, 3 свиньи. За этими животными ухаживали 13 мужчин и 3 женщины, отрабатывая, таким образом, аренду земли. На лето же Устимович дополнительно нанимал 20 мужчин. Всего же в усадьбе Устимовичей, расположенной на 40 десятинах, насчитывалось более трех десятков строений (оцененных на сумму 34550 рублей): 22 деревянных строения, 13 каменных и всего одно плетенное.

Но все же основной кормилицей семьи была корова, от которой получали основной продукт питания: молоко, масло, сметану, творог.

Как только заканчивался сезон полевых работ, люди брались за свое ремесло: отработку волокна: конопли, льна, овечьей шерсти. Женщины всю зиму пряли, ткали, вязали, шили, вышивали, т.е. готовили материал, из которого весной изготавливали одежду, обувь, постельные принадлежности.

Мужчины вили веревки из пеньки, плели корзины, циновки, лапти – основную обувь для всей большой семьи. В лаптях ходили и стар и млад вплотную до ХХ века. Валенки, сапоги, туфли можно было увидеть только у членов семьи попа Елисея, учителя или на Устимовичах.

Каждое лето, после весенних полевых работ, населению села выделялась целая неделя для заготовки торфа (топлива). На местное болото люди выходили целыми семьями. Из болотной глубины мужчины копали торф, женщины и дети раскладывали его для просушки в специальные клети. После просушки каждая семья перевозила заготовленные клети и бурты торфа к своим подворьям.

Ведь для приготовления пищи, отопления использовалось местное топливо - торф, вместе с дровами и соломой. В каждом доме были выложены русские печи, которые наряду с отоплением, служили для приготовления пищи. Печь была основным и любимым местом для отдыха, сна, постелью. Спали на печи в основном дети и старики. Печи клали из кирпича, вместительность которой была большой и занимала печь почти четверть дома.

Для приготовления круп (пшена, гречневой и ячменной) служили ступы, которые выдалбливали из крупных деревьев и имелись в каждой семье (ступа и толкач).

В каждом доме имелись сундуки, в которых хранили одежду и посуду, припасы на зиму и многое другое.

Муку мололи на ручном жернове или на мельницах, которые были построены курасовским умельцем дедом Зуем.

Самым лучшим временем года для крестьян была зима. Это была пора годовых праздников и отдыха. Многие обычаи села связаны с вероисповеданием. В дни весеннего равноденствия владимировцы отмечали праздник Масленицы, шумно и весело провожали зиму, встречали весеннее солнце. Во всех домах пекли блины – символ Солнца, целую неделю ходили в гости друг к другу. Катались на санях, запряженных лошадьми, а также на санях с горок, строили снежные городки и устраивали соревнования за взятие снежных крепостей. Ходили в церковь. А в воскресенье наряженные в русские народные костюмы, разукрашенные, ходили за околицу села, выносили чучело, символизирующее Масленицу, и сжигали его. После до утра веселились у костра, прыгали через него и пели песни.

Но все-таки, самым большим и долгожданным праздником села считался престольный праздник – Скорбящее. В этот день люди семьями шли на службу в церковь Вознесения.

Неизменным спутником всех праздников и народных гуляний у народа была песня. В песнях, сказах народ выражал свои мечты, отчаяния. Бытовали свадебные песни, плясовые припевки, шуточные песни, частушки. В свадебных песнях преобладает любовная тематика. Местная обрядовая песня звучала в исполнении женщин села.

Богата, разнообразна тематика частушек нашего села. Остроумные, полные задора сатирические и лирические частушки, богаты по содержанию и художественному исполнению.

Итак, почти за два столетия небольшое частно-владельческое поселение, расположенное в живописной и богатой местности, названное Владимировкой, превратилось в удивительно красивое село со своими традициями и обычаями.

Неизгладимый след в социально – экономическом развитии села оказал Константин Устимович.

Шли годы. Строилось и расширялось село, улучшались условия жизни крестьян.

Конец 19 и начало 20 века были временем созревания революции 1905-1907 годов. Отчетливо просматривается борьба за политические свободы, за улучшение социального положения отдельных групп и слоев, за национальное освобождение.

Экономический кризис 1900-1903 годов, неурожай, неудачи в войне с Японией (1904-1905 годы) ускорили социальный взрыв.

Первая мировая война вырвала миллионы людей из их естественного окружения, превратила их в маргиналов и научила убивать. Для многих отнюдь не лучших членов общества война стала уникальным шансом сделать карьеру, выбиться в люди.

И хотя боевые действия Первой мировой на территории села Владимимровка не происходили, все же жители села принимали участие в боевых сражениях, так как являлись солдатами старой армии и попали в Австро-Германский плен. В результате этого многие семьи Владимировки остались без мужей и сыновей.

В 1913 году во Владимировке была построена школа по решению земства. Она представляла собой дом, обитый доской желтого цвета. Состояла из большой комнаты, где проходили занятия, комнаты для учительницы, и помещения, где располагалась печь для отопления. В здании было два входа – один со стороны сада, второй – с левой боковой стороны. В первый год учебы в школу пошло около 30 человек, разных возрастов. После открытия школы все эти дети пошли в первый класс. Учились только мальчики, а девочки пряли, ткали, помогали по дому. Их родители считали, что девочкам грамота не нужна. В первом наборе были только 2 девочки: Елизавета Гавриловна Батурина и Екатерина Павловна Прешпективая 1904 года рождения. Они окончили три класса с похвальными листами. Учила детей Екатерина Ивановна Рязанова, которая являлась и учителем и директором школы. Учительница была грамотная, начитанная, но в тоже время строгая, требовательная, старалась дать знания детям. Поэтому в школе была хорошая дисциплина и успеваемость, да и сами ученики были уже взрослые и стремились к грамоте. Многие из детей оканчивали начальную школу с похвальными грамотами.

В 1916 году барин продал свое имение двум братьям Лысенко, прибывшим с Украины. И еще несколько семей прибыли с Украины и поселились в этом хуторе. И с тех пор хутор Гладилино переименовали в хутор Хохлатчина, так как поселились хохлы.

В Курской губернии установление Советской власти началось с уездного в то время города Обоянь, где имелось боеспособная большевистская организация. Советская власть в селе была установлена в 1917 году. Крестьянам раздавали землю, инвентарь: конные молотилки, плуги, сохи.

Поздней в селе Вознесенском был создан комитет бедноты председателем, которого был назначен Волков П.Ф., а затем Цуканов С.Л.

Члены комитета занимались совместной обработкой земли, скота было мало, в основном лошади. Позже стали появляться коровы и свиньи.

В этих условиях 13 мая 1918 года ВЦИК издал указ «Декрет о продовольственной диктатуре», устанавливающий хлебную монополию, а также санкционирующий на решительные действия по борьбе с кулачеством, укрывающим хлебом и спекулянтами.

Декрет обязывал крестьян сдавать излишки хлеба на государственные ссыпные пункты. Лица, укрывающие хлеб или изготавливающие из него самогон, объявлялись врагами народа и привлекались к судебной ответственности. Действия уездной власти в этот период носят достаточно жесткий и решительный характер.

 
 
2

 

Рейтинг@Mail.ru